Как становятся американцами

Меня много раз спрашивали: «Как мои дети адаптировались к американской школе?» Очень легко. Я даже этого не заметила.

В государственную американскую школу берут абсолютно всех без разбора: из России ты или из Индии, говоришь по-английский или впервые слышишь этот язык, есть ли у тебя какой-либо аттестат об образовании или нет. Главное предъявить всего два документа: контракт на аренду (покупку) жилья, свидетельствующий, что ты действительно живешь в районе, который относится к этой public school, и прививочную карту. Если нет необходимых прививок – не беда. Ребенка отправят в поликлинику, бесплатно сделают недостающие вакцины, а затем — в школу.

Для началки предусмотрено всего одно тестирование – на знание английского. После проверки знаний присваивается уровень от нуля до шести. Моей младшей дочке поставили третий. Но даже с нулевым ребенка все равно возьмут учиться.

В средней и старшей школе к экзамену по английскому добавляется математика. Но уровень сдачи теста влияет только на распределение по группам – в сильную или слабую попадет ребенок.

Всех иностранцев вместо классической программы изучения английского языка отправляют на ESOL (английский для говорящих на других языках). Здесь их разбивают по группам и учат читать, писать, объясняют грамматику и т.д. Дважды в год идет тестирование. Как только ребенок достигает шестого уровня, его снимают с ESOL и переводят в обычные группы. Кому-то требуется полгода, чтобы попасть в обычный класс, а кто-то может сидеть на программе несколько лет.

В пригороде Вашингтона школы каждый месяц, а то и несколько раз в месяц пополняются иностранными учениками. Из каких только стран не приезжают дети! Сидят за одним столом китаец, индус, кореец и девочки из России и Ирана, пытаются разговаривать друг с другом на английском. И у них получается!

А теперь представьте, как в обычный класс общеобразовательной российской школы посреди года попадают американец и, допустим, мексиканец. Мне кажется, это повод для реалити-шоу. А здесь к такому привыкли.

Так как Америка – страна многонациональная, постоянно пополняется иностранными «мозгами» и «руками», то в местных школах разработана целая система по «вкатыванию» зарубежных детей в местную систему образования. У них на поток поставлено обучение языку, традициям и правилам поведения в школе. У каждого учителя в классе есть дети-иностранцы с абсолютно полярными культурами и религиями, но это никого не пугает.

Например, в первый школьный день к Маше прикрепили одноклассников, которые провели ей экскурсию по учебному заведению. С любыми вопросами она могла обращаться к классному руководителю или детям. Ее фотографию повесили на стенд со всеми новичками года.

Первую неделю Маша тупо сидела и рисовала на уроках. Ей давали все те же задания, что и остальным детям, все те же тесты, и она почти наугад ставила ответы. Если с математикой она хоть как-то справлялась, то с историей Вирджинии не очень. В первом же тесте по теме «Война за независимость» она написала, что это англичане победили американцев и еще что-то в этом же духе. А учитель потом терпеливо исправляла, что выиграли американцы. И ставила смайлики. Иногда Маша в пустых клеточках по-русски писала: «Я не понимаю ваше дурацкое задание!», и за это ей ничего не было. Ей вообще первое время ставили оценки только по математике и ESOL. Но постепенно, когда учителя начинали видеть, что она уже понимает материал, стали оценивать и окружающий мир, и историю.

А вот Лизе в средней школе оценки стали ставить практически с первой недели обучения. Уровень ее английского был 4 из 6, поэтому, видимо, учителя посчитали, что этого достаточно для понимания предметов. Конечно, Лиза мучилась с американской конституцией и поправками к ней, с терминами по геометрии, но в итоге справилась.

Честно говоря, мне кажется, первостепенная задача американской школы (по крайней мере до High School) заключается не в том, чтобы дать детям глубокие знания по какому-либо предмету, а чтобы вырастить настоящих американцев, граждан своей страны. Так каждое утро во всех школах Америки начинается с того, что ученики прикладывают руку к сердцу и произносят клятву верности стране. А каждую пятницу они начинают с гимна.

У них в каждом кабинете висят американские флаги. А еще флаги на домах, на машинах, на зданиях. Они с удовольствием и гордостью носят одежду с американской символикой. Не на Олимпийские игры, а так, каждый день. В школе они досконально изучают конституцию и миллион поправок к ней, штудируют права человека, законы. Постоянно выбирают лидеров разных школьных организаций, делают какие-то доклады.

Они в два счета делают американцев из китайцев, индусов, русских. Это происходит автоматически. Через год обучения в американской школе дети мешают родной язык с английским, а через два предпочитают полностью общаться на английском.

В итоге как проходит адаптация детей к американской школе? Легко и безболезненно. Но вот если мы, приезжие, хотим сохранить родной язык и культуру для своих детей, то придется очень постараться.

Реклама

Беги, Лиза, беги!

Сегодня Лиза принимала участие в первых в своей жизни соревнованиях по кросс-кантри Monroe Parker. Никогда не думала, что школьные забеги могут быть столь зрелищными, захватывающими и масштабными! Около 30 школ ( High School). По восемь команд от каждой (четыре мальчиков и четыре девочек). В среднем десять человек в каждой команде.
Атмосфера точно такая же, как во всех американских фильмах: толпы родителей, друзей, родственников. Все кричат, поддерживают. Тренеры, фотографы, куча волонтеров на каждом углу.

У каждой школы своя форма. Красивая. Фирменная. С логотипами. Ее никто не выдает — родители сами покупают. Между прочим, 45 долларов уплачено.

Бег для Лизы начался чуть больше года назад. На каникулах Маше на катке дали задание: каждый день пробегать по 25 минут. Маша одна бегать не хотела – скандалила, халтурила, психовала. А я на тот момент могла проползти в черепашьем темпе минут 10 -12. Все-таки лет 20 назад бегала в последний раз. В качестве няньки к Маше приставили Лизу. В ее обязанность входило бежать рядом, задавать темп и следить, чтобы Маша не шла пешком.

Прошел месяц, каникулы закончились, но мы продолжили бегать один-два раза в неделю. Так, по полчасика в прогулочном темпе.

В Америке я поняла, что начинаю катастрофически набирать вес. И теперь попросила Лизу составить компанию уже мне. По вечерам два-три раза в неделю мы бегали с ней не спеша по окрестностям. Лиза бодро болтала, а я потихоньку ползла рядом.

И вот в начале августа в McLean High School Лиза сначала попыталась пройти отбор в команду по волейболу. Но не удалось. Затем записалась в секцию кросс-кантри. Туда брали всех со словами: «Кто почувствует, что ему тяжело, отсеется быстренько сам».

Весь август, пять дней в неделю в семь утра Лиза терпеливо ходила на тренировки. Не сдалась. Теперь она бегает лучше всех в нашей семье.

В своей команде она тоже не последняя. Сегодня из десяти своих девочек пришла к финишу третьей. По-моему, для начала просто отлично! Поздравляем Лизуньку. На 30-градусной жаре она терпела, потела и даже прибежала в первой трети от всех девятиклассниц, участвовавших в соревнованиях! Горжусь Лизой:)

В Вашингтоне метро – транспорт для богатых

Решили мы тут с Лизой съездить в посольскую школу на общественном транспорте. Ну как же, надо отрепетировать маршрут прежде чем отправить дочку одну во время учебного года в Вашингтон. Все-таки два раза в неделю ей придется самостоятельно туда добираться. Американцы, они в 15 лет ребенка быстрее за руль посадят, чем одного на автобусе и метро отправят. Теперь я, кажется, знаю почему.

Во-первых, Гугл карты показали, что на машине ехать от дома до школы минут 20-25, а на общественном транспорте 1 час и 20 минут. Ого, какая разница! Это сначала надо дойти до метро 20 минут (или доехать на автобусе), затем 30 минут на метро. А поезда здесь не ходят, как в Москве, через каждые две минуты. Можно ждать минут 10 -20. Потом надо пересесть на автобус, который тоже придется подождать минут 5 -15. Ну и на автобусе пилить еще 30. Ну а там, как говорится, «на самолете рукой подать». То есть еще пешочком минут 5. Короче, маршрут еще тот. Но выбора у Лизы, похоже, нет. Я не смогу одновременно Машу и Лизу доставлять по их «пунктам назначения» в одно и от же время. И если у Лизы есть хоть какой-то шанс самостоятельно добраться до посольства, то у Маши его в принципе нет. 10-летние дети не могут здесь самостоятельно ходить по улицам. Вообще.

В общем, пошли мы с Лизой искать метро. Между прочим, за 7 месяцев в Америке это была моя первая поездка на общественном транспорте. Вход на станцию оказался нетривиальным. Парковка, эскалаторы, мостик, автоматы по продаже карточек.

По одной карточке вдвоем проехать нельзя, потому что ее надо прикладывать на входе, а потом на выходе. Стоимость поездки зависит от расстояния и от того, в час-пик ты ехал или нет.
В итоге поездка на метро длиною в 30 минут обошлась нам каждой почти по 6 долларов в одну сторону. Еще по 1,75 мы заплатили за автобус. Потом в обратную сторону снова по 1, 75 за автобус и по 6 долларов за метро. На двоих потратили на дорогу 31 доллар и почти полдня времени. Два часа ушло, чтобы добраться «от дверей до дверей» в одну сторону и полтора часа обратно. Видимо, нам просто повезло с транспортом, когда ехали домой. Ну, или не повезло, когда добирались туда.

Для сравнения я 35 долларов трачу на бензин на целую неделю!

И это мы только вдвоем с Лизой поехали. А если бы вчетвером?

Найти какие-то скидки на общественный транспорт для учащихся мне пока не удалось. Точнее, в американской школе Лизе выдали бесплатную карточку на проезд в автобусе, которая работает только «в наших краях». Условно, если бы в Москве ей дали карточку с возможностью проезда только по Бибирево.

Теперь я понимаю, почему американцы сажают детей за руль с 15,5 лет. Так гораздо быстрее и дешевле выходит добираться из пункта «А» в пункт «В».

Почему американки не носят раздельные купальники

Встретить на пляже американку в раздельном купальнике почти невозможно. В слитном – невозможно вообще. У них здесь какая-то особенная мода на купальники. И кажется, я начала догадываться, почему.

В эти выходные мы, наконец-то, выбрались на океан. Ехать от нас всего три – четыре часа на машине. Но как-то все время не получалось. И вот мы на Атлантике. Пляж как во всех фильмах – белый песочек, приличные волны, «барашковая» пена. Каждый приходит со своим зонтиком, подстилкой (а чаще раскладным креслом) и… холодильником! Да-да, здесь куда бы ты не отправился, самое главное взять с собой холодильник, набитый едой и напитками. Холодильник – это специальный пластиковый ящик с крышкой, заполненный льдом. На жаре продукты в нем целые сутки остаются прохладными. Но не суть.

В первый день мы с удовольствием ныряли в волну, на четвереньках по песку нас относило обратно на берег, мы снова штурмовали океан, нас снова швыряло головой в песок. Но на второй день я задумалась: что здесь не так? И поняла: резвятся на волнах в основном дети. И то не очень активно. Взрослые большей частью наблюдают с берега. Причем, формы этих взрослых зачастую громадные. Безобразно громадные. В краях, где мы живем, людей размера ХХХХХL мало. Вашингтон – столица все-таки. Все помешаны на здоровом образе жизни, беге, правильном питании, продуктах «органик». А сюда, на пляж, съехались люди с разных мест и самого разного достатка. И количество откровенно толстых людей зашкаливало. Особенно женщин. Молодых женщин.

Эти женщины не плавали, не прыгали через волны, а лениво полеживали на своих пледах. Причем, в обычном раздельном купальнике я была чуть ли не одна-единственная на всем пляже. Я не модель. И мне не 20. Но в России, и даже в Европе, я комфортно чувствовала себя на отдыхе в своем купальнике. А здесь оказалась белой вороной. Местные женщины носят купальники с юбочками, бесконечными рюшами и оборочками на пятой точке и на животе. Стандартный американский купальник – это трусы и майка с рюшами из эластичной ткани. Кажется, называется «танкини». Этакий плавательный костюм с невероятно пестрым, аляповатым рисунком. Причем, как у женщин, так и у девочек. Видимо, такой фасон пользуется спросом из-за лишнего веса многих дамочек. Ну как оголить живот, если на нем тридцать три складочки?

Что удивительно, сплошных купальников, как у нас, на американском пляже я не встретила вообще. Может, они считают их спортивными и плавают в таких исключительно в бассейне?

Возвращаемся с океана домой. Заезжаем в банк снять наличку. Сделать это можно не выходя из машины – просто подъезжаешь к окошку или банкомату, как в Мак авто, вставляешь карточку и… вуаля! Своеобразный Банк авто. Дальше решили завернуть в аптеку. Успели-таки сгореть под конец лета. И снова из машины не надо выходить. Подъезжаешь к окошку, просишь лекарство и … вуаля! Это аптека авто. Для кучи заезжаешь в Мак авто, заказываешь гамбургеры… Да пусть даже салат. Из машины снова выходить не надо!

Елки-палки, с такой суперкомфортной жизнью без движения неужели и мне придется скоро покупать американский купальник с рюшами?! Не дождетесь!

 

14079946_1088328364555295_6583030332645956848_n

Как американцы собирают детей в школу

Когда я в первый раз получила в Америке рекламный буклет на тему «Back to school», то сразу не поняла, что именно мне предлагают купить. На картинках были изображены портфели, карандаши, ластики, но большую часть занимали различные снэки – печенье, мюсли-батончики, пюре, а также полиэтиленовые пакеты с зип-застежкой и антисептики для рук. Странноватый перечень для «набора первоклассника»… В России ведь как я привыкла собираться в школу? Первым делом надо купить форму. Обязательно вишневую и в серую клеточку, банты-пропеллеры, белую нарядную блузку, ажурные колготки, лаковые туфельки. Портфель найти бы полегче и с ортопедической спинкой, а то учебников столько, что спина у ребенка еще в первом классе отвалится. И для полного счастья угадать с обложками на тетради-учебники. Для английского языка один формат, для математики по Петерсон – другой, русский и литература – третий, а с атласами и тетрадями на печатной основе вообще засада!

То ли дело собрать ребенка в обычную американскую школу. Купил папку, пенал и рюкзак – все, здравствуй, школа! Формы здесь не существует: практически круглый год дети ходят в школу в кроссовках, шортах (зимой в лосинах) и футболках. Когда холодно, могут надеть шапку. Если снег, приходится куртку доставать.

Учебников в началке нет по определению. Пришел ребенок в школу с папкой на кольцах, выдал ему учитель задание на листочках – процесс обучения пошел. Размер папки зависит от класса. В первом достаточно ширины в один инч, в пятом – два, в девятом – три. Периодически листочки выбрасываешь, прикрепляешь новые. Правда, к концу года папка все равно пухнет до адских размеров и становится неподъемной.

Кстати, все школьные принадлежности выпускают в таком формате, чтобы можно было присоединить к этой самой папке на кольцах. Например, 80 процентов продаваемых пеналов – с одним отделением на молнии и обязательно с тремя дырками посередине. Чтобы к папке крепились. Файлики, разделители, картонные папочки – тоже с тремя дырками сбоку.

Пишут дети до шестого класса простыми механическими карандашами. Купил упаковку – и будь здоров. Дочка первое время пыталась писать ручкой, но ее быстро приучили к карандашу. А что, с ним проще. Сделал ошибку – стер, исправил. Никакого тебе чистописания и каллиграфии.

Ближе к сентябрю я по старой привычке отправилась в магазин, чтобы купить детям школьные принадлежности. Захожу в канцелярский раздел одного гипермаркета типа нашего «Ашана», а там … ряды папок! В 1,5 инча шириной, в 2, 3, 4. Папки всех цветов и материалов, со стразиками, в тканевых чехлах, с ручками и без. Как такое можно придумать с обычными папками!?
Следующий отдел – это ряды пеналов с дырочками. Тканевые и клеенчатые, прозрачные и жесткие. С героями «Звездных войн» и покемонами…

Еще один отдел занимают автоматические карандаши. Они продаются исключительно упаковками по 20-30 штук. Один карандаш – это не серьезно. Причем, грифели в карандашах никто не меняет. Исписал – выбросил.

Ну и последний ряд для всего остального – ручки, ластики, клей, линейки, цветная бумага. Так, по минимуму. Самые простые. Без изощрений.

Ах, да, тетрадей в клеточку в обычных магазинах вы практически не найдете – американцы в них просто не пишут. Даже математику решают на листочках в линейку. Жуть, да?

Покрутилась я, покрутилась на этом «школьном базаре», но так и не поняла, что покупать.

Чтобы не уходить с пустыми руками, взяла папку побольше, пенал с дырочками, упаковку карандашей и … коробку с пакетиками на зип-застежке всех размеров! А что, они тут все носят еду в этих пакетиках. От гамбургеров и хлопьев до яблок и огурцов дольками. Тут же посмеялась над собой, что совсем американизировалась.

Зато дети в школу были собраны самым бюджетным образом за последние восемь лет!

13987663_1076601372394661_8949173218406667312_o

13913780_1076601262394672_2334381021542738427_o

13962870_1076600879061377_5748469323259935870_o.jpg

Материал опубликован также на http://www.eg.ru/daily/family/54763/

Почему американцы платят по тысяче долларов в месяц за детский волейбол?

Вдумайтесь в каждое слово: драфт в школьную команду по волейболу среди девочек-девятиклассниц. Длится три дня. Это не шутка. В Америке играть в любой детской команде невероятно престижно.

В этот понедельник в десять утра я привезла дочку в McLean High School, где Лиза будет учиться только с сентября. До начала учебного года еще месяц, но все школьные команды набираются уже сейчас. Крыло здания, где расположены спортивные залы (их не меньше пяти, а еще есть футбольное поле, стадион, баскетбольные площадки и теннисные корты на улице) переполнено девочками 14-15 лет всех цветов и комплекций в специальных волейбольных наколенниках, футболках всевозможных клубов и обтягивающих профессиональных шортиках. Заинтересованные родители снуют тут же, держа в руках медицинские карты (без них до просмотра дети не допускаются) и специальные заполненные формы с контактной информацией (это на экстренный случай). Плюс, родители и дети должны ознакомиться в интернете с презентацией на тему «Сотрясение мозга», а потом пройти тест. Еще раз обращаю внимание, это просмотр не в ЦСКА или «Уралочку», а в школьную команду общеобразовательной школы!

После процедуры регистрации каждой из девочек выдают майку красного, желтого, синего или оранжевого цвета с номером, фотографируют на фоне ростомера и приглашают в огромный спортивный зал, где завершается первый день просмотра у … десятиклассниц!

Моя Лиза с круглыми глазами наблюдает за происходящим. Она же помнит, что в Москве в гимназии она тоже какое-то время ходила на волейбольную секцию. Там с трудом набиралось в общей сложности человек 7-10 мальчиков и девочек со всей школы, которые с шуточками-прибауточками в течение часа перекидывали мячик через сетку и были довольны. Здесь только девятиклассниц пришло человек 60! А команду наберут из них только одну. Причем, если вы не дай бог играете в оркестре, поете в хоре или занимаетесь в театральном школьном кружке, то путь в волейбольную команду сразу же перекрыт, потому что тренировки и матчи будут совпадать с вашими другими занятиями. И об этом детей предупреждают «на берегу». Школьная команда – это серьезно.

Подглядываю за двухчасовой тренировкой всей этой оравы девочек через окошко в двери зала вместе с другими родителями, а сама недоумеваю: «В России на волейбол детей не затащишь, а в Америке от подростков отбоя нет!»

— О, в Америке любой спорт очень популярен, — объясняет мне один из папочек. – Играть в в школьной команде — это невероятно престижно! Только в нашем округе есть две основные волейбольные лиги и в каждой до 15 команд разного уровня. Есть профессиональные команды, так называемые travel team, которые тренируются почти каждый день, ездят в выходные на матчи. Родителям приходится платить по тысяче долларов в месяц, чтобы дети играли в такой команде. А есть команды попроще. Там дети тренируются по два раза в неделю и стоит это долларов 150 в месяц. Но бесплатного волейбола нет вообще.
Тут же представила, как в районе Бибирево в Москве в бибиревской лиге тренируются 15 команд разного уровня, а по выходным они играют со сборными Бирюлево, Ховрино и Печатников.

— А зачем детям нужен этот волейбол? Понимаю, хоккей, теннис или футбол, где профессионалы могут заработать приличные деньги. Но волейбол!
Кажется, папа меня не понял. Потому что в Америке если ты часть команды – ты суперкрут. И не важно, каким видом спорта ты занимаешься – футболом, лакроссом, хоккеем на траве, софтболом или баскетболом. Лично видела, как в первый день драфта по полю с клюшками бегали не меньше 60 девятиклассниц, пытаясь попасть в школьную команду по хоккею на траве!

Говорят, участие в любой школьной команде дает потом преимущество при поступлении в университет. Если не удастся получить стипендию, то хотя бы бонусы точно получите. А так как обучение в американских университетах исключительно платное, то дети и родители используют любую возможность для получения хоть каких-то скидок и грантов.

Честно говоря, наблюдая за такой массовостью в школьном спорте в Америке, мне стало невероятно обидно. Я сама больше десяти лет занималась волейболом – тренировалась в ДЮСШ, потом играла за университет. Я люблю этот вид спорта всей душой, но в России он сейчас никому не нужен. Играть в волейбол – не денежно, не престижно, не круто. А жаль…

Да, в школьную волейбольную команду моя Лиза не прошла. Жутко расстроилась. Зато решила записаться в одну из низших лиг, чтобы подучиться и на следующий год на драфте показать класс. Скажите, что за супермаркетологи работают в Штатах, если они умудряются «продать» подросткам занятия в обычных спортивных секциях?!

(Опубликовано также на http://www.eg.ru/daily/family/54452/)

13876443_1070266333028165_6526143268751527068_n

13920119_1070266499694815_2551464187777604415_o

Почему в российских лесах не живут звери?

Почему в российских лесах не живут звери? В самых обычных лесах в средней полосе? Я не говорю про Сибирь, Дальний Восток, где в заповедниках и на леопарда можно наткнуться. Ну хорошо, не наткнуться, а выследить, выждать, если повезет. Я 17 лет прожила в Челябинске. Мы круглый год ездили на дачу в двух часах езды от города, мы всю весну, лето и осень ходили в лес, собирать грибы и ягоды. Но все, что я помню, это несколько раз встретили ежика, один раз зайца и самое сильное впечатление произвели лоси. Вечером они шли на водопой на озеро. Мне тогда лет шесть было, до сих пор картинка стоит перед глазами.

Ах да, лет пять назад мне дорогу перебежал заяц. Мы ехали в Крым на машине. Было уже темно, и он петлял по дороге. Помню, рассказывала взахлеб об этом случае детям.
Вообще последние лет 10-15 мы активно ездили на машине по Московской области и всем прилегающим к ней. Утром, днем, вечером. По проселочным дорогам, по деревням, по лесам. Но никого. Белочку встретишь, так радуешься ей, как будто чуду.

В Америке с первых дней чуть ли не каждый день встречаю кого-то из животных – лисы, еноты, олени, зайцы, сурки. Про белок вообще не говорю. Их истребляют здесь, как в Москве крыс. Просто белки постоянно грызут все – то овощи на грядке, то крышу дома. Вот и расставляют некоторые жители капканы.

Причем, звери в Америке живут бок о бок с человеком. Подходят к домам, к офисам, регулярно перебегают дорогу, когда едешь на машине, путешествуют по обочинам. А ведь мы живем всего в 25 минутах езды от Вашингтона!

Олени здесь вообще обычное дело. Вечером, часиков после пяти, или с утречка едешь куда-нибудь, а они бредут вдоль дороги. То поодиночке, то целым стадом куда-то. Постоянно вижу и постоянно удивляюсь.

Недавно на парковке возле катка дети играли в мяч. И один из мальчишек как закричит: «Смотрите, щеночек!» Все бросились к нему, а это заяц (или кролик) по траве скачет. Кстати, бездомных собак или кошек я за полгода ни разу не встречала. Если песик, то только с хозяином, только на поводочке. А чаще всего собаки разъезжают в автомобилях со своими хозяевами. На светофоре то и дело встречаешься взглядом с каким-нибудь псом, который деловито едет на пассажирском сиденье, высунувшись в окно. Собаки продвинутые здесь, однозначно.

А сегодня мы всей семьей поехали в национальный парк. Это часа полтора на машине от Вашингтона. Каждый раз при въезде в национальные парки, коих даже в наших краях огромное количество, тебе дают брошюру. В ней написано, какие животные здесь водятся, как с ними надо себя вести. Когда мы в первый раз прочитали, что можно встретить медведя, то посмеялись и махнули рукой. Думали, это как в России, написали для приличия. Может, один медведь и где-то водится, но сидит себе тихо в специально отведенном месте. Честно говоря, в первые наши поездки по национальным паркам встречали в основном оленей. Ну, разных змей, в том числе и ядовитых, птиц больших, мы не считаем. Орлы, ястребы, коршуны…

А сегодня отправились гулять по тропе до красивых видов и буквально в первые несколько минут наткнулись на… медведя! Он, конечно, испугался нас, драпанул в чащу. Но наши дочки испугались не меньше, драпанули обратно к машине. Мы еле-еле девчонок поймали и уговорили идти дальше. На наше счастье на тропе тут же мы встретили еще одну семью. Маша с Лизой тут же сообщили, что в кустах медведь, на что те только заулыбались и объяснили, что в следующий раз, когда встретим мишку, надо его просто напугать. Встать во весь рост, как в кино, поднять руки вверх и сделать: «А-а-а!» Они тут пугливые, сразу убегают.

Все то же самое сообщили нам и остальные любители трейлов, которых мы встретили дальше по маршруту. Все до одного только улыбались, некоторые на мобильниках демонстрировали мишек, которых повстречали накануне. Через четыре часа прогулок девчонки уже ждали встречи с медведем. Они были морально готовы, но только мишка как назло больше не попадался. Олени – да. Птицы.

Уже вечером на обратной дороге из окна машины мы все-таки увидели мишку. Черный, пушистый он увлеченно поедал какие-то листья недалеко от обочины и словно позировал. К сожалению, в темноте нам не удалось его заснять. Но картинка перед глазами стоит отчетливо. Приключение получилось, что надо. Только все полтора часа на обратной дороге домой меня мучал вопрос: почему здесь в лесах живут звери, а в России в таких же районах – нет?